Ойе (nquatro) wrote,
Ойе
nquatro

Евросоюз при Гитлере.

Начиная с 1937 года, когда Гитлером был осуществлен захват Австрии, Германия последовательно оккупировала или ставила под свой контроль страны Европы. К 22 июня 1941 года Германия фактически объединила под своей эгидой весь континент, осуществляя свое господство с помощью различных средств — от установления прямого оккупационного правления (большая часть Франции, Бельгия, Голландия, Чехия, Польша, Греция, Югославия) до формально равного партнерства стран-союзников (Италия, Венгрия, Румыния, Финляндия, Дания, Испания, Словакия, Хорватия, Норвегия, Болгария). Кроме этого, тесно связанными с Германией оказались так называемые нейтральные государства — Швеция, Швейцария, Португалия.

[Spoiler (click to open)]Контролируемая Германией территория Европы занимала 3 млн кв. км, население которой составляло около 290 млн человек. Напомним, население СССР в 1941-м не превышало 190 млн. Людские ресурсы, запасы стратегического сырья и материалов, мобилизационные запасы (особенно ценные у Франции, Чехословакии, Бельгии, Голландии и Австрии), военная промышленность, вооружение и военная техника армий оккупированных стран, всей континентальной Европы — все это было поставлено Гитлером на службу своей военной экономике и использовано сначала для создания беспримерной в истории армии вторжения, а затем для ведения в течение четырех лет против народов Советского Союза войны на уничтожение.
Всего до 1941 года гитлеровцы захватили в странах Европы различных материалов и имущества на сумму, вдвое превышавшую довоенный национальный доход Германии. Патриарх английских историков А. Тейлор справедливо отметил: “...без этого она (Германия. — Авт.) не смогла бы продолжать войну... Европа стала экономическим целым”.

Это экономическое единство дополнялось усилиями вождей Третьего рейха в политико-пропагандистской области. Геополитические цели и смысл войны против СССР вполне отчетливо были отражены в целом ряде документов и высказываний высокопоставленных нацистов. И эти цели совершенно нельзя свести к пресловутому “крестовому походу” против “большевизма”.

30 июня 1941 года Гитлер с удовлетворением отмечал сложившееся “европейское единство в результате совместной войны против России”, а в сентябре заявил: “Граница между Европой и Азией проходит не по Уралу, а на том месте, где кончаются поселения настоящих германцев... Наша задача состоит в том, чтобы передвинуть эту границу возможно дальше на восток, если нужно — за Урал... Ядовитое гнездо Петербург, из которого так долго азиатский яд источался в Балтийское море, должно исчезнуть с лица земли... Азиаты и большевики будут изгнаны из Европы, эпизод 250-летней азиатчины закончен... Восток будет для Западной Европы рынком сбыта и источником сырья”.

“Оградить и одновременно продвинуть далеко на восток сущность Европы” — так сформулировал цель войны против СССР А. Розенберг. Представления о войне как проявлении “вечной борьбы” германцев в защите европейской культуры от “азиатских орд” разделяла значительная часть немецкого общества и, подчеркивает современный немецкий историк Р. Рюруп, были свойственны “даже тем офицерам и солдатам, которые не являлись убежденными или восторженными нацистами”. Добавим, что еще в Первую мировую войну 1347 человек, цвет немецкой интеллигенции, обращались в 1915 году к рейхсканцлеру фон Холльвегу с меморандумом о целях войны с Россией. Требовали захвата европейской части России (то есть до Урала), ее колонизации и развала Российской империи.

Все это способствовало тому, что поучаствовать в захватнической войне Гитлера против СССР пожелали многие европейцы. Германию, так или иначе, поддержали в борьбе с СССР все государства континентальной Европы. Объявили войну СССР Италия (22 июня), Румыния (22 июня), Словакия (23 июня), Финляндия (26 июня), Венгрия и Норвегия (27 июня). Без официального объявления войны послали свои вооруженные силы на советско-германский фронт Испания и Хорватия. К союзникам Германии необходимо причислить также и Болгарию — хотя болгарские войска и не участвовали в боевых действиях против Советского Союза, но они воевали в Югославии и Греции, тем самым давая возможность Гитлеру высвободить собственно немецкие части против Красной армии.

Немецкий историк С. Хаффер пишет: “...в 1940—1942 годах почти во всех захваченных странах, особенно во Франции, имелась широкая готовность оправиться от поражения и послушно включиться в германский “новый порядок” в Европе. В 1940 году фашизм везде имел своих сторонников, а огромное впечатление от молниеносных побед Германии делало свое дело”. Французы, бельгийцы, датчане и остальные уверовали в непобедимость Германии и рассчитывали, что за услуги, которые они окажут немцам, им удастся выйти из войны с наименьшими потерями. Вспоминать об этом сегодня в Европе не любят. Но из “песни слово не выкинуть”.

Документы Третьего рейха свидетельствуют, что после нападения на СССР в Западной Европе и многих европейских колониях началась антисоветская истерия. Во Франции, Дании, Норвегии, Бельгии, Голландии, Люксембурге и других странах десятки тысяч людей осаждали немецкие комендатуры с просьбами разрешить вступить в вермахт и отправиться воевать против СССР. Похожая картина была и на территории подконтрольной режиму Виши в самой Франции и во французских колониях Северной и Западной Африки и Ближнего Востока. Эти добровольцы большей частью вошли в состав различных формирований войск СС. В 1939—1945 годах около полутора миллионов человек со всей Европы вступили в вермахт. Большинство из них были заняты в тыловых структурах и военных комендатурах на оккупированных территориях, но некоторая часть входила в состав боевых частей. По оценке немецкого историка К. Пфеффера, “большинство добровольцев из стран Западной Европы шли на Восточный фронт только потому, что усматривали в этом общую задачу для всего Запада”.

Национальную принадлежность всех тех, кто воевал на советско-германском фронте, трудно установить. Тем не менее вполне определенное представление об этом можно получить на основе данных о взятых Красной армией в плен военнослужащих вермахта.

Если вычесть японцев, китайцев, корейцев и монголов, взятых в плен в Маньчжурии, то европейцев, сдавшихся в плен нашим войскам, оказалось 1,1 млн человек без немцев. Подчеркиваем, только пленных. А сколько погибло? Сколько воевало?

Политический коллаборационизм в Западной Европе достаточно хорошо изучен. От него после войны правящие элиты быстро отреклись, проведя в первые послевоенные годы кампании по “проверке на лояльность”. В Голландии, в частности, было арестовано 100 тыс. коллаборационистов. Цифра для небольшой страны огромная. Но всех их быстро простили.

Что касается экономического сотрудничества с Третьим рейхом, то оно исследовано гораздо хуже. Это связано не только с тем, что многие документы погибли, более важная причина кроется в нежелании представителей европейской и американской бизнес-элиты делать достоянием гласности масштабы своей помощи Гитлеру. А архивы частных корпораций гораздо менее доступны для историков, чем государственные хранилища. Кроме того, с точки зрения современной политической конъюнктуры, поднимать подобные темы на Западе считается не просто нецелесообразным, но и совершенно невыгодным. В России же экономическая история переживает не лучшие времена. Упал интерес и общественности, и специалистов. Это касается проблем, связанных с причинами Второй мировой войны, ролью монополий и их влиянием на принятие решений главами государств во время войны, влиянием фактора борьбы за ресурсы при определении основ послевоенного мира. Сегодня популярны сочинения, в которых объяснения исторических событий зачастую сведены к намерениям или личным качествам того или иного исторического деятеля, преувеличено внимание к сплетням и домыслам относительно всевозможных “тайн” их личной жизни и т. п.

Однако и имеющиеся данные раскрывают, что Германия задействовала в войне промышленный потенциал не только континентальной Европы, но и получала значительную помощь с американского континента. Сопоставление этих данных с показателями экономики СССР оказывается не в пользу нашей страны.
Если в 1940 году Германия выплавляла вместе с оккупированными и союзными странами 31,8 млн тонн стали и добывала 439 млн тонн угля, то соответствующие показатели СССР составили 18,3 млн тонн и 166 млн тонн. Если в 1939 году иностранные рабочие в военном хозяйстве Германии составляли 1 процент от числа работающих в промышленности (0,3 млн чел.), то на 31 мая 1944 года — 29,6 процента (7,7 млн чел.). В целом примерно 14 млн человек иностранных рабочих во время войны было привлечено для работы непосредственно в хозяйстве Германии. Конечно, значительную их часть составляли люди, насильственно угнанные в Германию. Однако до 1943 года нацисты не испытывали проблем и с легальной вербовкой рабочей силы в европейских странах.

Масштабы привлечения промышленного потенциала Западной Европы к поставкам в Германию с конца 1930-х годов, а затем в течение всей войны только нарастали.

Уже после аншлюса Австрии германские трудовые ресурсы увеличились на 2 млн за счет австрийских рабочих. Все важнейшие отрасли австрийской промышленности оказались под контролем немецких монополий. Особую ценность для войны представляли австрийские разработки высококачественной железной руды, залежи которой оценивались в 220 млн тонн.

Настоящим арсеналом Третьего рейха стала Чехия. Черчилль, например, сразу оценил, что из-за падения Чехословакии Гитлеру подарены силы, равные примерно 35 дивизиям. Кроме того, в руки противника попали заводы “Шкода” — второй по значению арсенал Центральной Европы, который, по его подсчетам, в период с августа 1938 года по сентябрь 1939 года выпустил почти столько же военной продукции, сколько выпустили все английские заводы за то же время.

Для чего, с какой целью был сделан такой подарок гитлеровской Германии? Этот вопрос задавали тогда во многих столицах Европы.

Не случайно начальник управления военной промышленности и вооружения верховного командования вермахта генерал Томас писал тогда: “Целью должно быть не только уничтожение вооруженных сил противника, но и захват его военного потенциала, в особенности его экономики”. Немцы преуспели в этом. Чешские офицеры, например, сдали все вооружение в образцовом состоянии, включая 1,25 млн винтовок. Много это или мало? В 1941-м Черчилль говорил советскому послу И. Майскому, что Англия не готова к войне, что свыше миллиона английских солдат еще не вооружены, то есть не имеют винтовок. И как о большом личном достижении рассказывал, что ему удалось выцарапать у американского президента Рузвельта 150 тыс. винтовок.

В годы войны чешские предприятия выполняли специальные заказы (“программы фюрера”) по производству танков, орудий для подводных лодок, авиационных моторов и самолетов Ме-109, частей для ракет Фау. Например, каждый пятый танк, поставленный в войска вермахта в первой половине 1941 года, был изготовлен на заводах “Шкода”. Чехия была недосягаемой для английской авиации, поэтому военное производство здесь постоянно наращивалось и сюда был переведен целый ряд военных заводов из самой Германии. Что касается производительности труда чехов, то она не уступала показателям немецких рабочих. По немецким данным, в 1944 году Чехия ежемесячно поставляла в Германию около 11 тыс. пистолетов, 30 тыс. винтовок, более 3 тыс. пулеметов, 15 млн патронов для пехотного оружия, около 100 самоходных артиллерийских орудий, 144 пехотных орудия, 180 зенитных орудий, более 620 тыс. артиллерийских снарядов, почти миллион снарядов для зенитных орудий, от 600 до 900 вагонов авиационных бомб, 0,5 млн сигнальных боеприпасов, 1000 тонн пороха и 600 тыс. взрывчатых веществ. В советский период, когда Чехословакия была братской страной, об этом не писали. Это считалось неполиткорректным. И напрасно не писали. Следовало бы помнить совет Р. Киплинга. “Будь прям и тверд с врагами, — писал он и добавлял: — И с друзьями”. Так-то было бы вернее.

В Польше в собственность Германии и отдельных немцев перешло 294 крупных, 9 тыс. средних и 76 тыс. мелких промышленных предприятий, а также 9120 крупных и 112 тыс. мелких торговых фирм. На захваченных территориях были построены новые военные заводы. Из Польши гитлеровцы вывезли все новые американские станки, которыми были оборудованы некоторые польские военные предприятия.

Союзники Германии — Италия, Румыния, Венгрия — снабжали ее ценнейшим стратегическим сырьем. Румыния в то время находилась на втором месте в Европе по добыче нефти и на четвертом — по природному газу. На территории страны имелись крупные залежи золота, серебра, угля, марганца, бокситов, меди, соли и т. д. Германия получала 130 тыс. тонн румынской нефти ежемесячно. Венгрия отдала под немецкий контроль 43 предприятия своего ВПК, предприятия по добыче бокситов, нефтяные поля Алефельда. Из итальянских шахт на немецкие военные предприятия поступали серный колчедан, бокситы, свинец и цинк. Кроме того, и Венгрия, и Румыния были обязаны ежегодно увеличивать поставки в Германию своей сельхозпродукции. Из “нейтральных” Испании и Португалии Гитлер получал железную и медную руды, цинковый и свинцовый концентраты, серный колчедан, вольфрам, марганец и некоторые другие материалы. Португалия поставляла Германии продукты питания.

В Швейцарии для Гитлера производились оружие и боеприпасы, металлообрабатывающие станки, телефоны, рации, часы. Однако, возможно, более важную роль Швейцария играла как посредник в транспортировке нефти и другого сырья между Германией и оккупированной Францией.

Существенную помощь Третьему рейху оказала Болгария. Как и в Первую мировую, она снова на стороне Германии. Из Болгарии за время войны было вывезено 546,3 тыс. тонн угля, 406,5 тыс. тонн руды, 10,9 тыс. тонн шерсти, 2,9 тыс. тонн кож, 375,7 тыс. тонн зерна, 49 тыс. тонн мяса, 128 тыс. тонн табака, 4,4 млн овец, 3,1 млн свиней, 767 тыс. штук птицы, 168 млн яиц, 265 тыс. тонн различных фруктов, 450,6 млн литров спиртных напитков. В советское время, повторяем, об этом не принято было писать.

Особое значение для Третьего рейха имели поставки сырья из Скандинавии. Из Норвегии ежегодно вывозилось 200—240 тыс. тонн меди, 200 тыс. тонн серы, 150 тыс. тонн ферросплавов. Электростанции через подводный кабель снабжали Германию электроэнергией. 100 тыс. человек, то есть более 7 процентов экономически активного населения, были заняты на немецком военном строительстве. Расходы на содержание немецких войск составляли в 1940 году 25 процентов национального дохода страны, в 1943-м — 40 процентов. Нейтральная Швеция поставляла в рейх железную руду, которая имела исключительную важность для производства вооружения: так, по некоторым оценкам, в каждом немецком орудии и танке содержалось до 30 процентов шведского металла. Кроме того, Швеция поставляла подшипники и разнообразное приборное оборудование для вооружения и военной техники.

Из Дании в Германию вывозилось продовольствие. В 1942 году, например, она покрывала потребности немецкого гражданского населения в сливочном масле на 10 процентов, в мясе — на 20 и в свежей рыбе — на 90 процентов. Но и промышленные предприятия Дании выполняли все немецкие заказы, отремонтировав, например, 174 германских судна.

Самым крупным поставщиком промышленной продукции и сырья для Третьего рейха в Европе являлась Франция. Разгромив и оккупировав Францию и Бельгию, гитлеровцы получили богатые трофеи: 3 тыс. боевых самолетов и 4930 танков. До лета 1941 года из Франции было вывезено 5 тыс. паровозов и 250 тыс. вагонов. Французскими автомобилями были оснащены 58 пехотных, 3 моторизованные и одна танковая дивизии. В Бельгии нацисты реквизировали 74 тыс. железнодорожных вагонов и 351 тыс.
автомашин. В широких масштабах проводился вывоз в Германию промышленного оборудования и станков, общая стоимость которого составила около 9,8 млрд франков. На нужды Берлина пошел и золотой запас Франции: по условиям заключенного перемирия, ее оккупационные платежи составляли 400 млн франков в день.
Сырье беспрепятственно вывозилось также с территорий, контролируемых коллаборационистским правительством Виши. Отсюда ежемесячно направлялось по 3 тыс. тонн алюминия, 300 тонн магния, 2 тыс. тонн глинозема и значительное количество бокситов, железная руда, фосфаты, кобальтовая руда, графит, специальные и растительные масла, продовольствие.

Предприятия Франции вовсю обслуживали немецкую армию техникой и вооружением. Уже к началу войны с СССР во французской “оборонке”, работавшей на вермахт, было занято 1,6 млн человек. По неполным немецким данным, до января 1944 года они поставили Германии около 4000 самолетов, около 10 тыс. авиационных двигателей, 52 тыс. грузовиков. Вся локомотивная промышленность и 95 процентов станкостроительной работали только на Германию.

В 1942 году на переговорах в Москве Сталин говорил Черчиллю: “Надо лишить немцев промышленности Франции и Бельгии, и тогда они рухнут”. Черчилль соглашался и обещал нещадно бомбить. Но то ли бомбили не так, то ли не там, а военное производство Германии и других стран, работавших на нее, не сокращалось, а росло вплоть до высадки союзников в Нормандии в июне 1944 года.

Ну и, наконец, нельзя не сказать о наименее исследованной странице истории Второй мировой войны: связях ряда американских компаний с нацистами. К числу этих компаний относится американский нефтяной концерн “Стандард ойл”, который через подставные фирмы “нейтральных” стран уже после начала Второй мировой войны поставлял в Германию тетраэтил, необходимый для производства авиационного бензина. Танкерный флот, принадлежащий концерну и зарегистрированный как панамский, чтобы избежать возможной конфискации англичанами, доставлял нефтепродукты на Канарские острова, где они перекачивались на немецкие суда. ”Стандард ойл” снабжал также нефтью связанные с Германией страны Латинской Америки, откуда она транзитом могла доставляться странам “оси”. Кроме того, авиационное горючее поставлялось находившейся под контролем нацистов латиноамериканской компании ЛАТИ, обеспечивающей авиационные перевозки по маршруту Рим — Мадрид — Лиссабон — Дакар — Рио-де-Жанейро. Итальянские и германские торговые суда, а также подводные лодки заправлялись американским топливом в портах Южной Америки. После 1941 года всевозможные запреты и ограничения, наложенные правительством США на прямые поставки нацистам, обходились просто: горючее адресовалось в Испанию, генералу Франко. Посол США в Мадриде К. Хейс в 1943 году сообщал в Вашингтон, что объем ввозимого в Испанию из Америки бензина и нефтепродуктов равноценен полной грузоподъемности испанского танкерного флота. Добавим, что этот флот постоянно курсировал между Испанией и Германией. Только в январе 1944 года Черчилль добился временного прекращения поставок нефти в Испанию, однако уже в мае они были возобновлены. Какая часть потребностей Третьего рейха в авиационном бензине и других нефтепродуктах покрывалась поставками американских компаний? По некоторым пусть и спорным оценкам, эта доля могла достигать одной трети.

Несмотря на неполноту приведенных нами данных, конечный вывод несомненен: без рабочей силы и промышленной продукции европейских стран, а также ввозимого в Германию сырья ее военная экономика не смогла бы добиваться увеличения производства вооружения, а вермахт — восполнять все увеличивающиеся потери. И вся эта помощь мгновенно поступала в Германию, вермахту: дорожная сеть в Европе функционировала надежно и безопасно. В конечном счете нацистская Германия просто не смогла бы противостоять Советскому Союзу в течение долгих четырех лет войны — до 9 мая 1945 года.

А как подсчитать, во сколько миллионов жизней обошлась нашему Отечеству эта европейская помощь нацистской Германии? И шведская сталь? И чешские танки? И французские самолеты? И бельгийские орудия?...

Юрий НИКИФОРОВ, Дмитрий СУРЖИК
Tags: политика
Subscribe
promo nquatro march 25, 2037 00:00 34
Buy for 10 tokens
Начнём с тумблеров, их в кабине Боинга наверное 500, у водителя - механика танка около 75, в машине вообще мало, десяток, часто только "поворотниками" пользуются. У многих людей напрочь заржавели тумблеры логики и лени. У человека они основные. В данный момент я лентяйничаю, факт. Но с ленью надо…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments