форум лайфхаков + советы для людей, бизнеса (nquatro) wrote,
форум лайфхаков + советы для людей, бизнеса
nquatro

Category:

Стоунволлские бунты или восстание за права ЛГБТ

Пост навеян пиаром Бари Алибасова. Достали любители молоденьких мальчиков!!!



Стоунволлские бунты, или Стоунволлское восстание (англ. Stonewall riots) — серия беспорядков и спонтанных демонстраций против полицейского рейда, которые начались в ночь на 28 июня 1969 года в гей-баре «Стоунволл-инн» на Кристофер-стрит (Гринвич-Виллидж, Нью-Йорк). Эти столкновения часто приводятся в качестве первого случая в истории, когда представители гей-сообщества оказали сопротивление узаконенной государством системе преследования геев. Считается, что бунты стали определяющим событием, ознаменовавшим начало массового движения за соблюдение прав человека в отношении ЛГБТ в США и во всём мире. По словам историка Дэвида Картера, это «было для гей-движения тем же, чем падение Бастилии было для начала Великой французской революции».

В 1950—1960-е годы гомосексуалы в США подвергались немалой дискриминации. Ранние правозащитные ЛГБТ-группы стремились доказать, что гомосексуалы могли быть ассимилированы в обществе, и придерживались неконфронтационной стратегии. Однако конец 1960-х годов стал очень остро дискуссионным: он отметился активизацией множества общественных движений, таких как движение чернокожих за гражданские права, феминистское, контркультурное и антивоенное движения. Эта социальная активность вместе с либеральной общественной средой Гринвич-Виллидж оказали катализирующее влияние на Стоунволлские бунты.

В 1960-х годах полицейские рейды на гей-бары в США являлись обычным делом, однако в июне 1969 года полиция быстро потеряла контроль над ситуацией, поскольку около «Стоунволл-инн» собралась толпа, неожиданно оказавшая сопротивление. Это столкновение в последующие дни продолжилось в массовых протестах и беспорядках. В течение нескольких недель жители гей-квартала быстро организовались в группы активистов, концентрирующих усилия на создании мест для геев и лесбиянок, где можно было бы открыто говорить о своей сексуальной ориентации, не боясь при этом быть арестованными.

После Стоунволлских бунтов геи и лесбиянки Нью-Йорка преодолели гендерные, классовые и поколенческие различия, став сплочённым сообществом. В течение шести месяцев были сформированы две правозащитные гей-организации, концентрировавшиеся на активной протестной тактике, и учреждены три газеты для поддержки прав геев и лесбиянок. В течение нескольких лет организации по защите прав гомосексуалов были основаны в США и во всём мире. 28 июня 1970 года в память о бунтах проведены первые манифестации гей-прайда в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Чикаго, Сан-Франциско, Атланте и Торонто. Позднее подобные марши были организованы в других городах и странах. Сегодня гей-прайды проводятся ежегодно по всему миру летом (чаще в конце июня).

Положение гомосексуалов в США в XX веке

Американские представители ЛГБТ-сообщества в 1950-х и 1960-х годах столкнулись с более антигомосексуальной правовой системой, нежели геи и лесбиянки в некоторых странах Варшавского договора. В те времена гомосексуальные действия даже между взрослыми людьми по взаимному соглашению, происходящие в частных домах, были уголовным преступлением по всей территории США (за исключением Иллинойса, декриминализировавшего их в 1961 году). В двадцати штатах существовал закон, по которому любого человека можно было задержать по подозрению в гомосексуальности. В штатах Пенсильвания и Калифорния лица, заподозренные в гомосексуальности, могли быть помещены в психиатрическое учреждение на всю жизнь. В попытках вылечить гомосексуализм психиатрами использовались кастрация, аверсивная терапия, гипноз, электросудорожная терапия и лоботомия. Гомосексуалы были вынуждены вести двойную жизнь, сохраняя свою личную жизнь в тайне от всех.

После социальных потрясений Второй мировой войны многие люди в США сильно желали «восстановить довоенный общественный порядок и воздержаться от перемен». Сенатор-республиканец Джозеф Маккарти, вдохновлённый антикоммунистическими настроениями в обществе, начал кампанию по репрессиям против инакомыслящих (коммунистов, социалистов, анархистов и т. д.) в правительстве, армии и других финансируемых правительством США организациях и учреждениях. Среди жертв национальной истерии оказались и гомосексуалы. В частности, заместитель госсекретаря Джеймс Е. Уэбб в своём докладе отмечал, что «у тех, кто участвует в явных извращённых актах, отсутствует эмоциональная устойчивость, присущая нормальным людям». Геев и лесбиянок обвиняли в склонности к преступлениям и угрозе государственной безопасности. В ходе этой кампании, в период с 1947 по 1950 годы, 1700 геям и лесбиянкам было отказано в приёме на работу, 4380 людей были уволены из вооружённых сил, 420 человек были уволены из правительственных структур.

На протяжении 1950—1960-х годов ФБР и полиция составляли списки известных гомосексуальных людей, учреждений, которые были к ним благосклонны, а также их родственников и друзей. Американская почтовая служба следила за адресами, откуда отправлялись материалы гомосексуального характера. Не отставали и органы местного самоуправления: бары, обслуживавшие гомосексуалов, были закрыты, клиенты баров подвергались аресту, а их фотографии на следующее утро печатались в газетах. По приказу чиновников из мэрии производились зачистки кварталов, парков, баров и пляжей для геев. Вне закона стало ношение одежды противоположного пола. Из учебных заведений увольняли педагогов, подозреваемых в гомосексуальности. Тысячи мужчин и женщин подвергались публичным унижениям, физическим преследованиям. Людей увольняли, заключали в тюрьму либо насильно помещали в психиатрические больницы.

В 1952 году Американская психиатрическая ассоциация (АПА) включила гомосексуализм в Руководство по диагностике и статистике психических расстройств в качестве социопатического расстройства личности. Проведя в 1962 году всестороннее исследование гомосексуальности, АПА подтвердила её включение в число расстройств, квалифицировав как патологический страх перед противоположным полом вследствие травмы, полученной в детстве. Эта точка зрения приобрела широкое влияние в медицинской среде[10]. Хотя ещё в 1956 году психолог и сексолог Эвелин Хукер провела исследования, которые показали отсутствие различий в психическом здоровье между гомосексуальными и гетеросексуальными мужчинами. Исследования Хукер стали широко известны в медицинском сообществе и принесли ей невероятную популярность в среде геев и лесбиянок. Однако, несмотря на это, гомосексуальность была исключена из списка болезней только в 1973 году, а достижения науки десятилетия оставались достоянием практически только специалистов.

«Гомофильное» движение и беспорядки в «Кафе Комптона»


В ответ на такое положение вещей независимо друг от друга создаются первые две гей-организации. В 1950 году в Лос-Анджелесе коммунистический активист Гарри Хэй организует Общество Маттачине (англ. Mattachine Society), названного по имени группы актёров французского Театра Масок (фр. Société Mattachine). Сообщество оказывало юридическую и психологическую помощь геям и лесбиянкам, а также проводило просветительскую деятельность. Общество Маттачине требовало от своих членов респектабельности во внешнем виде и благопристойности в поведении, полагая тем самым показать обществу, что геи и лесбиянки являются нормальными людьми, ничем не отличающимися от гетеросексуалов. В 1955 году в Сан-Франциско восемь женщин организовали сообщество для лесбиянок Дочери Билитис (англ. Daughters of Bilitis). Изначально сообщество объединяло любительниц танцев, однако впоследствии их цели и методы стали совпадать с Обществом Маттачине. Данное движение получило название «Гомофильного».

Первое противостояние Общества Маттачине и государства произошло в 1953 году, когда Американская почтовая служба отказалась рассылать августовский номер журнала «One», в котором шла речь о равенстве брака. Служба сослалась на то, что журнал имел непристойное содержание. Дело дошло до Верховного суда, который в 1958 году постановил, что журнал «One» может распространяться по почте, так как имеет непрозрачную упаковку.

«Гомофильное» движение росло и распространялось по всей стране с запада на восток. Члены организаций чувствовали себя все более смелыми. Первым сообществом на восточном побережье стало основанное Френком Камени Общество Маттачине. Камени был обвинён в гомосексуализме и с позором уволен из армии США. После этого он подал заявление в суд с требованием восстановить его, однако дело он проиграл. Камени впервые стал открыто утверждать, что гомосексуалы ничем не отличаются от гетеросексуалов. Его основной целью стало исключение гомосексуальности из списка психических заболеваний. В 1965 году, вдохновлённый движением за права геев и лесбиянок, Камени впервые организовал серию пикетов против дискриминации. Пикеты прошли напротив Белого Дома, а также других правительственных зданий. По времени эти пикеты совпали с растущим числом протестов против войны во Вьетнаме. Такая смелость испугала многих геев, в том числе и часть основателей Общества Маттачине. К концу 1960-х годов частота пикетов и столкновений с полицией только возрастала.

В то же время в обществе все более открыто стали появляться люди, не отвечающие общепринятым гендерным стереотипам: женственные мужчины и мужественные девушки, а также мужчины и женщины, переодевающиеся в одежду и ведущие образ жизни лиц противоположного пола. Это вызывало крайнее недовольство со стороны Общества Маттачине и Дочерей Билитис, которые продолжали утверждать, что гомосексуалы не должны «выделяться» среди обычных людей. Эти организации считали, что подобное поведение и внешность дискредитирует идею борьбы за свои права и провоцирует аресты.

Первые открытые стычки ЛГБТ-людей с полицией были отмечены ещё в 1959 году. В 1966 году полиция прибыла в Кафе Комптона, чтобы арестовать мужчин за ношение одежды противоположного пола. Локальный конфликт очень быстро перерос в открытое противостояние с хозяевами кафе. Друзья арестованных устроили в кафе настоящий погром. В расход шло все: от тарелок и чашек, до зеркал и окон. На следующую ночь, когда хозяева кафе вставили разбитые окна и зеркала, погром повторился с ещё большей силой. Кафе было практически «стёрто с лица земли» И так продолжалось до тех пор, пока арестованных не отпустили. Считается, что этот конфликт ознаменовал собой начало трансгендерного движения в Сан-Франциско.

Гринвич-Виллидж

После Второй мировой войны в Нью-Йорке было построено два новых района — Гринвич-Виллидж и Гарлем, в которых селились мужчины и женщины, отслужившие в армии. Вскоре эти районы превратились в анклавы геев и лесбиянок, описанных в газетных публикациях как «коротко подстриженные женщины и длинноволосые мужчины» (нарушавшие гендерные стереотипы). Внутри этих анклавов за следующие два десятилетия образовалась собственная субкультура. Со временем Гринвич-Виллидж стал центром культурной революции. Он стал пристанищем для людей богемы и радикальных политических деятелей, а также одним из центров движения бит-поколения (Джек Керуак, Аллен Гинзберг, Уильям Берроуз, Дилан Томас) и фолк-рока (The Mamas & the Papas, Боб Дилан, Саймон и Гарфанкел).

В Нью-Йорке открывались многочисленные гей-бары, которые было крайне трудно контролировать, и правительство города издало дискриминационный указ о запрете употребления геями алкоголя. К началу 1960-х годов мэр Роберт Вагнер-младший, постоянно выражавший озабоченность имиджем города в рамках подготовки к Всемирной выставке 1964 года, организовал беспрецедентную кампанию по избавлению Нью-Йорка от гей-баров. По всему городу работали переодетые полицейские. Они провоцировали геев на покупку алкоголя и тут же арестовывали их, так как геям было запрещено употреблять алкоголь. В случае же, если геи не желали угощать «новых друзей», полицейские предлагали, что купят алкоголь сами, а потом арестовывали их, но уже по статье «Подстрекательство». В обоих случаях у бара, где происходили аресты, отзывалась лицензия. Полицейские в своём желании «очистить город от геев» доходили до абсурда. Однажды New York Post описала историю ареста в раздевалке спортзала. Переодетый полицейский схватил незнакомца за промежность и начал стонать. Когда человек спросил стонавшего, все ли с ним в порядке, он был тут же арестован. Адвокаты крайне редко брались за подобные дела, так как боялись быть арестованными по подозрению в гомосексуализме.

Обществу Маттачине удалось добиться от нового мэра Джона Линдсея прекращения дискриминационной кампании. Облавы на бары сократились, однако «Департамент по контролю за алкоголем» был наделён полномочиями без судебного разбирательства отзывать лицензию у бара, который по его мнению обслуживал геев. Несмотря на высокую плотность гомосексуального населения Гринвич-Виллидж, гей-баров в районе оставалось крайне мало. Ни один из гей-баров не принадлежал непосредственно геям. Все бары находились в собственности и под контролем организованных преступных группировок. Однако им приходилось платить полицейским взятки, чтобы сократить число облав и не потерять свой бизнес.

«Стоунволл-инн»

«Стоунволл-инн» на карте Гринвич-Виллидж
В 1950-х и 1960-х годах очень немногие заведения приветствовали не скрывающих свою сексуальную ориентацию ЛГБТ-людей. В основном это были гей-бары, при этом их владельцы и менеджеры редко являлись геями. Один из таких баров, «Стоунволл-инн», как и многие подобные заведения, в то время принадлежал мафии. Он был популярен среди беднейших и наиболее маргинализированных представителей ЛГБТ-сообщества: драг-квин, трансгендеров, женственных юношей, хастлеров и бездомной молодёжи.

Бар «Стоунволл-инн», расположенный на Кристофер-стрит 51-53, вместе с несколькими другими заведениями города принадлежал семье Дженовезе. В 1966 году трое членов семьи перепрофилировали ресторан «Стоунволл-инн» в гей-бар, инвестировав в него 3500 $. Раз в неделю полицейский забирал конверт с наличными. У «Стоунволл-инн» не было лицензии на продажу алкоголя, в баре отсутствовал водопровод и стаканы мылись в специальной посудине. Пожарные выходы в баре также отсутствовали. Наркотики в баре продавались свободно, тем не менее «Стоунволл-инн» не пользовался популярностью среди местных хастлеров. Это был единственный бар для геев в Нью-Йорке, где свободно можно было танцевать друг с другом, поскольку изначально «Стоунволл-инн» позиционировал себя как танцевальный клуб.

С 1969 года всех посетителей бара встречал вышибала, который проверял пришедших через дверной глазок. В первую очередь посетители должны были быть старше 18 лет. Во избежание нежелательных посетителей, а именно переодетых полицейских, которых называли: «Лили Законница», «Алиса в синем платье» и «Бэтти со значком», охранник обычно пропускал только постоянных клиентов, либо людей с ярко выраженной гомосексуальной внешностью. Стоимость двух входных билетов (в выходные дни) составляла $3. Внутри бара билеты можно было обменять на два напитка. В баре располагалось два танцпола, интерьер был окрашен в чёрный цвет, что делало помещение очень тёмным. По периметру бара были развешаны специальные прожекторы. В случае, если в бар прорывалась полиция, прожекторы резко включались. Это было своеобразным сигналом для посетителей. В задней части бара находился так называемый «зал для королев», который посещали мужчины, носившие грим и длинные волосы. Клиентами «Стоунволл-инн» в основном были мужчины, однако и лесбиянки иногда приходили в бар. Возрастной диапазон клиентов составлял от 18 до 30 лет. «Стоунволл-инн» очень быстро приобрёл известность за пределами Гринвич-Виллидж.

Полицейские рейды по гей-барам проходили в среднем раз в месяц. Многие бары были оборудованы специальными тайниками для хранения алкоголя. Администрация Шестого округа заранее предупреждала руководство бара о намечавшемся рейде, который обычно проводился достаточно рано перед часами пиковой посещаемости, чтобы бар смог вернуться в свой обычный режим работы ночью. Во время рейда в баре зажигали свет, клиенты выстраивались в шеренгу и предоставляли удостоверения личности для проверки. Клиенты бара, у которых не было при себе удостоверения, арестовывались, остальным же позволялось спокойно уйти. Женщины обязаны были носить минимум три элемента женской одежды. В противном случае они арестовывались. При этом сотрудники и руководство баров также подвергались аресту.


Полицейская облава

В субботу 28 июня 1969 года, в 1 час 20 минут ночи, четверо полицейских в штатском, два патрульных полицейских в униформе, а также детектив Чарльз Смит и заместитель инспектора Сеймур Пайн со словами: «Полицейская проверка!» вошли в бар «Стоунволл-инн». До этого четверо полицейских под прикрытием весь вечер провели в баре, собирая доказательства «непристойного поведения» его клиентов. Оказавшись внутри, полицейские вызвали по телефону подкрепление из шестого участка. По приказу полиции владельцы бара отключили музыку и включили свет. В тот вечер в баре находилось около 200 человек. Клиенты, попавшие под полицейскую облаву и сбитые с толку, попытались скрыться из бара через окна в туалете, однако полиция перекрыла все выходы. Участник тех событий Майкл Фейдер вспоминал: «Все произошло так быстро, что многие просто не успели понять, что произошло. Вдруг, из ниоткуда, появились полицейские, и нам сказали, чтобы все выстроились в шеренгу, приготовились предъявить документы и выйти из бара на улицу».

Облава должна была пройти по стандартной схеме: необходимо было выстроить всех посетителей в шеренгу, проверить их документы, а также проверить настоящий пол клиентов, одетых в женскую одежду, и, если те мужчины, то арестовать их. Среди клиентов были обнаружены мужчины, переодетые в женщин. Однако они отказались ехать в полицейский участок. Вместе с этим мужчины отказались предъявлять свои документы. Полиция решила арестовать всех присутствующих и отдельно поместила трансвеститов в заднюю комнату бара. Трансгендер Мария Риттер, по документам Стив Риттер (мужского пола), вспоминала: «Больше всего я боялась, что меня арестуют. И ещё боялась того, что моё фото в платье моей матери будет опубликовано в газете!». Полицейские постоянно оскорбляли клиентов бара, обстановка постепенно накалялась.

Полиция конфисковала весь алкоголь. В общей сложности было изъято 28 ящиков пива и 19 бутылок крепких спиртных напитков. Клиентов, которых не арестовали, выпроводили из бара через переднюю дверь. Однако в ту ночь они не разошлись по домам, как это обычно бывало раньше. Вместо этого они стали собираться на улице перед входом в бар, так что постепенно выросла толпа. В течение нескольких минут около бара собралось около 150 человек.

Когда прибыл первый автозак, инспектор Пайн напомнил, что те, кто находится в толпе, легко могут быть арестованы, поэтому поначалу все они стояли очень тихо. Первыми, под возгласы зевак, стали «грузить» хозяев бара. За ними стали выводить сотрудников бара, которые кричали в толпу лозунги: «Gay power!» (с англ. — «Гей-сила») и «We Shall Overcome!» (с англ. — «Преодолеем!»). Настроение в толпе, реагировавшей поначалу нейтрально, постепенно стало переходить во враждебное.

Продолжение здесь - https://nquatro.livejournal.com/685499.html

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D1%82%D0%BE%D1%83%D0%BD%D0%B2%D0%BE%D0%BB%D0%BB%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5_%D0%B1%D1%83%D0%BD%D1%82%D1%8B


Эмиграция, недвижимость, стартапы, апгрейды. Реклама. Профориентация + изучение языков
nquatro*^*Подписывайтесь на лайфхаки! Путеводители по странам ниже, жмите на флаг.
        
Tags: ЛГБТ, общество, соцсети, экстрим
Subscribe

promo nquatro february 24, 12:01 6
Buy for 20 tokens
Блогер «Честный инженер» написал большую статью про разные стереотипы в истории, рекомендую, глубоко копает историю, пиво, кино и музыку!!! Занимательная арифметика и география времён монголо-татарского ига Занимательная арифметика и география времён монголо-татарского ига В этот раз…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments