nquatro

Categories:

Мьянма, часть 4

В то же время, ориентируясь в своей деятельности на широкую мьянманскую аудиторию с ее традиционалистскими симпатиями, политическая наследница «архитектора» новой Мьянмы в своих заявлениях и публикациях часто затрагивала тему буддийской религии – одной из главных старомьянманских политических ценностей. При этом, говоря о выдвижении женщины на ведущие роли в мьянманской политической жизни конца ХХ в., стоит особо подчеркнуть, что сам этот феномен также целиком находился в русле традиционной мьянманской политической культуры, которая исключала серьезную дискриминацию женщин в общественных делах.

Сама же дочь генерала Аун Сана, после продолжавшегося с перерывами более чем 14-летнего содержания под стражей, окончательно вышла на свободу 10 ноября 2010 г., через несколько дней после прошедших в Мьянме всеобщих парламентских выборов. Это мероприятие, положившее начало демократизации политического режима Мьянмы, стало возможным в результате последовательной реализации т.н. «Дорожной карты на пути к демократии», предложенной еще в 2003 г. правительством модерниста Кхин Ньюнта, бывшего соратника генерала Не Вина.

Глава спецслужб Мьянмы генерал Кхин Ньюнт
- один из инициаторов демократизации
военного режима

В то же время, партия Аун Сан Су Чжи в марте 2010 г. приняла решение о бойкоте предстоящих выборов и добровольном самороспуске в знак протеста против статьи 59f Конституции 2008 г., которая запрещает баллотироваться на пост президента гражданам с заграничными родственными связями, а также против требований выборного законодательства об исключении из регистрируемых партий всех лиц с судимостями.

Стоит отметить, что и до, и после выборов 2010 г. лидер мьянманской оппозиции искусно лавировала между всеми группами своего окружения и постепенно подчиняла их своему влиянию. Так, по нашему предположению, генеральный секретарь НЛД в мае 2009 г. лично инициировала эпизод с незаконным визитом иностранца на свою виллу (с последующим судебным процессом по этому делу над лидером мьянманской оппозиции), имея целью подвести главную оппозиционную партию Мьянмы под законную ликвидацию и перерегистрацию властями. Как отмечал российский эксперт по Мьянме П.Н.Козьма, благодаря этой акции Су Чжи, фактически руками правящих консерваторов, провела генеральную чистку руководства Национальной лиги за демократию, максимально сократила кадровый балласт в лице старого поколения «отцов-основателей» партии.

Вместо них в окружении главы НЛД появились новые люди, позволившие Аун Сан Су Чжи решить давно стоявшую перед мьянманской верхушкой задачу политического подчинения праворадикальной городской контрэлиты. В частности, по замечанию П.Н.Козьмы, накануне довыборов в парламент в апреле 2012 г. главе мьянманской оппозиции удалось привлечь в ряды своей партии ряд бывших лидеров студенческих протестов – им были обещаны парламентские кресла и должности в структурах НЛД. Помимо того, в преддверии очередных парламентских выборов в ноябре 2015 г. Аун Сан Су Чжи, при формировании партийных списков НЛД, окончательно оттеснила радикальное крыло группировки «Поколение-88» на периферию национального политического поля. Так, в ходе упомянутого отбора в число кандидатов от партии не вошли «знаковые» фигуры мьянманского демократического движения – Мин Ко Найнг, Ко Ко Чжи, Мин Зейа, Ко Тхэй Чьвэ и др., самые известные представители «Поколения студентов 1988 года». При этом выяснилось, что члены высшего руководства НЛД до последних дней обещали им включение в партийный список, и отказали оппозиционерам тогда, когда последние уже не успевали выдвинуться по округам, например, в качестве независимых кандидатов. Иными словами, лидер мьянманских модернистов задолго до выборов начала формировать полностью управляемую фракцию парламента, способную находить компромиссы с влиятельными традиционалистами в армейском руководстве.

Вместе с тем, подобно представителям «первого поколения» бирманских модернистов, Аун Сан Су Чжи в своей политической стратегии учитывала устойчивые традиционалистские симпатии среднего мьянманца. С 2012 – 2013 гг. она развернула борьбу за массового деревенского избирателя – социальную опору всех военных режимов в истории Мьянмы. В частности, на данном этапе своей политической карьеры лидер мьянманской оппозиции последовательно подчеркивала свою приверженность буддизму – окружила себя группой приближенных монахов, сопровождавших ее в поездках по стране, искала точки соприкосновения с наиболее консервативным и националистически настроенным сектором сангхи – буддийским движением Ма Ба Та. В ходе межконфессионального конфликта между буддистами и мусульманами в штате Ракхайн на западе Мьянмы, достигшего особой остроты в 2012 – 2013 гг., глава НЛД всячески избегала высказываться в поддержку мусульманского меньшинства, опасаясь оттолкнуть от себя националистически настроенное буддийское большинство населения страны. Сама Су Чжи, активно эксплуатируя в предвыборной риторике тему «будущего для ваших детей», представала перед избирателями в образе «матери нации» – современном воплощении патерналистского аспекта власти традиционного мьянманского монарха, фигуры, обеспечивающей каждому мьянманцу свое покровительство, защиту и помощь.

Предвыборный митинг НЛД

Надо отметить, что немалые политические, экономические, имиджевые успехи военного режима и его гражданских представителей давали мьянманским традиционалистам основания надеяться на широкую электоральную поддержку в ходе предстоящих парламентских выборов. Тем не менее, ход событий показал, что нехватку народной легитимности современных политических институтов – и прежде всего армии – в постколониальной Мьянме не смогли восполнить ни весомые политические и экономические достижения мьянманских военных, ни их апелляции к традиционной политической культуре. В предвыборной борьбе с Аун Сан Су Чжи, дочерью и политической наследницей основателя современного бирманского государства, об этой неформальной нелегитимности правления военного сословия представители армии могли услышать прямо от своих земляков. По словам наблюдателей, кандидатам от правящей Союзной партии солидарности и развития (СПСР) в ходе предвыборных встреч избиратели подчас заявляли: «Да, мы тебя знаем, ты очень достойный человек. Но голосовать мы будем за НЛД», т.е. фактически – за Аун Сан Су Чжи. При этом мало кто из опрошенных мог назвать имена кандидатов НЛД по местным округам, в то время как имя кандидата от правящей партии знали многие избиратели.

Итогом последовательной 27-летней борьбы Аун Сан Су Чжи за укрепление политических позиций мьянманских модернистов стала убедительная победа НЛД на очередных парламентских выборах 8 ноября 2015 г. – первом с 1990 г. открытом избирательном поединке оппозиции и правящей военной верхушки. По данным Союзной избирательной комиссии Мьянмы, из 657 депутатских мест в обеих палатах мьянманского парламента 390 мест, или немногим более 59,4 процента мандатов (если учитывать гарантированную армии по Конституции 2008 г. 25 процентную парламентскую квоту) получила оппозиционная НЛД. Как и в 1990 г., она завоевала около 80 процентов мест, которые были выставлены на голосование. По результатам выборов, оппозиция Мьянмы оказалась способна самостоятельно, без коалиции с иными политическими силами, избрать нового президента и сформировать правительство страны.

Сторонники НЛД ликуют после победы партии на выборах 8 ноября 2015 года

Несмотря на ограничительные статьи Конституции 2008 г., глава НЛД, отражая традиционалистские, промонархические запросы основной массы своих избирателей, вскоре после оглашения результатов выборов подтвердила, что собирается стать ключевым политиком в стране. «Я принимаю все решения, потому что я лидер победившей партии. А президентом станет тот, кого мы выберем в соответствии с нормами Конституции. Он должен прекрасно осознавать, что не будет иметь власти, а станет действовать согласно решениям партии», – заявила в интервью лауреат Нобелевской премии мира. Следует сказать, что по итогам выборов формирующаяся политическая система Мьянмы обретает дополнительную устойчивость за счет встраиваемой в нее управляемой иерархической структуры новой правящей партии – Национальной лиги за демократию. При этом стоит особо отметить, что военный сегмент национальной элиты и в новых условиях не уходит с политической арены, остается важным стабилизирующим элементом в системе мьянманской правящей верхушки.

Произошедшие после парламентских выборов 2015 г. политические перемены в Мьянме являются результатом длительной борьбы мьянманских модернистов «второго поколения» – и прежде всего их лидера До Аун Сан Су Чжи – за возвращение утраченных в конце ХХ в. позиций в структуре постколониальной элиты страны и, одновременно, за политический контроль над усилившейся в послевоенный период радикальной городской контрэлитой. Дочь Аун Сана – главы «первого поколения» мьянманских модернистов, подобно своим предшественникам, сумела купировать угрозы, исходящие со стороны радикальных контрэлитных групп и способствовала стабилизации формирующейся в Мьянме гражданской политической системы. При этом, успешная реализация упомянутых задач, давно стоявших перед правящей верхушкой независимой Бирмы, стала возможной после 1945 г. в результате последовательной конвергенции представителей бирманских модернистов с влиятельными кругами британской элиты – важными акторами послевоенной геополитической игры. В этом аспекте стоит отметить, что некоторые громкие дипломатические события последнего времени – прежде всего, состоявшийся в октябре 2015 г. государственный визит лидера КНР Си Цзиньпина в Великобританию и предшествовавшая ему в июне 2015 г. пятидневная официальная поездка в Китай главы мьянманской оппозиции – явились существенным промежуточным итогом отмеченного выше стратегического курса виндзорской группировки британской правящей верхушки на формирование геополитического альянса с элитами нового Китая и сопредельных ему стран, в том числе Мьянмы.

Встреча Аун Сан Су Чжи и Си Цзинь-пина в июне 2015 года

В целом, исследование политического феномена До Аун Сан Су Чжи, ее личной и политической биографии в контексте связей дочери национального героя Бирмы с разными кругами бирманских, а также мировых, элит и контрэлит позволяет сделать вывод об эффективности долгосрочной политики модернистского крыла национальной элиты Бирмы/Мьянмы по постепенной адаптации традиционалистского бирманского социума к современным политическим практикам.

 © Дмитрий Бродяк   https://nquatro.ru/threads/474/

Всё о Мьянме, политика, бизнес, туризм

promo nquatro march 25, 2010 00:00 283
Buy for 20 tokens
Добрый день! Валерий (Арчибальд), 57 лет, посмотрел много стран, долго жил в Латинской Америке, год в Англии и США, пару лет в Азии. Почему вернулся? Туповат, плохо учил языки, плохо контролировал свои фирмы, которые потом успешно пролюбил с этими путешествиями, плохо разводился, да много чего…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded